?

Log in

No account? Create an account
golos_dobra's Journal
 
[Most Recent Entries] [Calendar View] [Friends View]

Tuesday, July 17th, 2018

Time Event
7:40a
Karl Popper was wrong
https://www.nytimes.com/2018/07/17/magazine/george-soros-democrat-open-society.html

George Soros Bet Big on Liberal Democracy. Now He Fears He Is Losing.

he donated $100 million to support Russian scientists and keep them from selling their services to countries hostile to the West; he spent $250 million on a program to revise Russian textbooks...

As my conversation with Soros in Southampton drew to a close, I thought I picked up a little vulnerability. He was talking about his wealth and the opportunities it had given him. “For me, money represents freedom and not power,” he said. For a long time, money had given him the freedom to do and say what he pleased, and also the freedom not to care what other people said and thought about him. But he conceded that he had started to care. “I have become a bit more concerned about my image, because it is disturbing to have those lies out there,” he said, citing Roseanne Barr’s tweet as an example. He also admitted that being the anointed villain for so many people around the world was unpleasant. “I’m not happy to have that many enemies,” he said. “I wish I had more friends.”

+++

Помню тогда, “писать статьи” в СССР было уделом только “академиков”, для остальной советской научной номенклатуры пределом всего было “написать отчет” по хоздоговору, да тезисы, бесконечные
эти тезисы на всевозможные конференции, по которым как правило защищались не только кандидатские, но и докторские диссертации.

Статьи писать была жуткая морока, сейчас ну НИКТО не может представить как тяжело было даже просто ПОСЛАТЬ статью в редакцию ДАЖЕ советского научного журнала если место работы не в числе обозначенных как допущенное к такой деятельности. Как сейчас помню, самым выдающимся ученым считался и был ректор, который как академик
легко печатал свои и аспирантов своих труды в каких-нибудь изданиях АН ССССР. С абсолютно нулевым цитированием,
всегда и ничего, никто тогда цитирования и не считал, не было таких метрик в природе вообще.

Сразу же, на любой кафедре возникал резонный вопрос - зачем?
За статьи не только не давали ровным счетом ничего, но и можно было огрести по полной если вдруг абы что не то
Это уж не говоря о том что наша тематика была под особым контролем, и каждая буква буквально вычитывалась массой контролеров, мало в чем понимающих, но которым надо было доказать, что не разгласил ты государственную тайну не приведи ибо.

Мне тогда жутко повезло, чисто личной харизмой удалось убедить молодых, при силе, доцентов на кафедре, что такой ход дела надо менять, ибо времена настают другие, надо светиться как можно шире, с выходом прямым, а не
через московских кураторов на западную научную аудиторию, несмотря на все еще жирные хоздоговора с москвичами. А они уже в свою очередь плотно побеседовали с завкафедрой, который каждый срок безуспешно подавал документы на академика, заведомо безнадежно, но пользовался заслуженным уважением за свою научную и прочую бескомпромиссность
и честность, что тогда на фоне безнадежной и полной коррупции в науке украинской и прочих национальных
республик вокруг было довольно сильным исключением из общего правила.

Естественно, автоматом он потом записывался в авторы всех написанных полностью мной (а кем еще?) статей,
причем воспринималось это все именно как великая милость и одолжение с его стороны как механизм, позволяющий
напечатать что-то ВООБЩЕ, с неясными для него самого профитом.

И вдруг, где-то уже 93-ый был на дворе, пришел в Россию Сорос со своими соросовскими доцентами и профессорами.
Профессор тыщу баксов в месяц мог получить, доцент двести что-ли. По тем временам когда зарплаты были по двадцать долларов в месяц - это просто можно было ЖИТЬ на такие деньги. Одно только было необходимо - статьи, опубликованные настоящие статьи, а не только что тезисы. Естественно, кроме меня и моих соавторов больше ни у кого на кафедре вообще никаких статей не было и быть не могло. Так что доценты получили свое и завкафедрой тоже остался весьма доволен таким развитием дел. Естественно, ни копейки от Сороса мне не перепало, но проходить внутреннюю кафедральную и университетскую цензуру стало значительно легче, что да, то да.
Даже за бугор вдруг стало возможно что-то посылать без немедленной конфискации всех печатных материалов.
И даже, о ужас, в обход москвичей самим пробиваться на международные конференции за что
москвичи изрядно пытались поорать чтобы делать все только “через них”, со скидкой якобы всех положенных
взносов за участие.

За статьи, опять же впервые в истории кафедры, узнал и добыл положенные валютные гонорары, которыми
честно поделился поровну со всеми вписанными соавторами, тоже двести-триста долларов за статью тогда были деньги,
можно было с девушкой на курорт закатиться.

Логично было бы что? Логично было бы хотя бы попытаться облегчить безумную учебную нагрузку в восемьсот
учебных часов хотя бы до четырехсот и дать возможность писать статьи по конвейерной системе итд тип.

Но увы, тут уж как полагается - ты и статьи пиши за всех, и тяни лямку нагрузки как положено
пока не станешь сам завкафедрой, чтобы на тебя коллектив пахал.
Вот такой вот Поппер.

Сейчас конечно в России в науке лучше, ЗНАЧИТЕЛЬНО лучше и без всякого там Сороса.
Молодежь рвется, получают более чем достаточно за свой труд и печатать не то что разрешают - ПООЩРЯЮТ серьезно.
Об этом и мечтать тогда невозможно было.

http://www.forbes.ru/karera-i-svoy-biznes/363583-institut-elity-pervyy-reyting-vuzov-po-versii-forbes

Таким образом, вузы проанализированы по десяти метрикам, сгруппированным на три составляющие: качество образования (максимум 50 баллов), качество выпускников (максимум 30 баллов) и фактор Forbes, учитывающий «элитность» учебного заведения и долю предпринимателей в общем количестве выпускников (максимум 20 баллов).

В рейтинг не вошли вузы, находящиеся в ведении силовых ведомств — МВД, ФСБ и других, поскольку они не отчитываются перед Министерством образования и нет мониторинга их деятельности. Н

В финальном списке вузов также остались узкоспециализированные университеты с одной или двумя специальностями вроде Российской экономической школы, которая в итоге заняла первую строчку с самой высокой оценкой — 50,73 балла из 100 возможных. У РЭШ оказались самые высокие показатели по требованиям к абитуриентам, образовательной деятельности и уровню зарплат преподавательского состава.

+++

Самый высокий “фактор Форбса” по доле “предпринимателе” среди выпускников....
ни за что не догадаетесь...

МГИМО конечно, сэр. А уж только потом кино, театр и прочая литература, со всякими физтехами
на последнем месте.
Вот в этом и есть сермяжная правда, господа заседатели.

Хочешь быть элитой и предпринимателем - иди в театральное училище, там всему истинно необходимому
для истинной элиты и предпринимательства научат, но ни в коем случае не в физтех или тем более в РЭШ.

https://en.wikipedia.org/wiki/David_M._Solomon
He graduated from Hamilton College in Clinton, New York, where he earned a bachelor of arts degree in political science and government. In college he played on the rugby team and chaired his social fraternity.

Solomon recreationally produces electronic dance music (EDM) records under the stage name DJ D-Sol (/diː saʊl/dee-saul).[nb 1] He has performed at nightclubs and music festivals around New York, Miami, and The Bahamas. He released his debut single, "Don't Stop" with an extended version on Spotify in June 2018.
1:50p
академик Обама
Список особо обозначенных как достойнейших из самых достойных избрания в Академию Наук США -
высший и элитарнейший орган для всех наук почтением.

https://www.amacad.org/content/news/pressReleases.aspx?pr=20291


The new members of the Academy were elected in 25 categories and are affiliated with 125 institutions. The 2018 Class includes author Ta-Nehisi Coates; artist and scholar David C. Driskell; Lincoln Center for the Performing Arts Chair Katherine G. Farley; philosopher Robert Gooding-Williams; actor Tom Hanks; Netflix, Inc. CEO W. Reed Hastings, Jr.; Librarian of Congress Carla D. Hayden; Lockheed Martin Corporation CEO Marillyn A. Hewson; historian Evelyn Brooks Higginbotham; computational linguist Julia B. Hirschberg; economist Hilary Hoynes; Buddhist scholar Matthew T. Kapstein; Indigenous studies scholar K. Tsianina Lomawaima; novelist Viet Thanh Nguyen; 44th President of the United States Barack H. Obama; NASA climatologist Claire L. Parkinson; physicist David J. Pine; philanthropist and entrepreneur Laurene Powell Jobs; Supreme Court Justice Sonia M. Sotomayor; sculptor and installation artist Jessica Stockholder; gene editing developer Feng Zhang; and pediatric neurologist Huda Y. Zoghbi.


Что ни имя, то отдельный абзац.

Подытоживая так сказать, сериал из последних постов в этой юдоли.
Невозможно все абзацы расписать как следует, разве что
желающие в комментариях добавят.

Только одно, пожалуй

https://gborjas.org/2016/06/30/a-rant-on-peer-review/

Факты легко поддаются обобщению.

Два молодых экономиста Петра Перссон и Майя Россин-Слейтер написали статью под названием «Разрывы в семье, стресс и психическое здоровье следующего поколения». Они представили документ для публикации в American Economic Review (AER), премьер-публикации Американской экономической ассоциации.
Документ был рассмотрен соавтором AER Хилари Хойнес, экономистом из Калифорнийского университета в Беркли. Вся доступная информация указывает, что документ прошел обычные процедуры проверки. Хойнесс разослал документ четырем рецензентам, которые она специально выбрала, чтобы дать ей совет относительно того, была ли бумага достаточно важной и оригинальной для публикации в AER.
После того, как судьи написали свои обзоры, и авторы затронули различные вопросы, поднятые рецензентами, Хойнес принял этот документ для публикации.

Позвольте мне подчеркнуть важный момент для читателей из-за пределов профессии: приземление бумаги в AER может стать кардинальным моментом для молодого экономиста. Вероятность принятия составила около 8 процентов в последние несколько лет, так что профессиональный сигнал, данный бумагой в AER, имеет очень высокую ценность с точки зрения перспектив работы, грантов, доходов и престижа.

здесь все становится действительно интересным. Оказывается, Хилари Хойнес, соредактор в AER, оказывается нынешним соавтором одного из младших экономистов, написавших газету «Семейные разрывы». (Страница 12 ее резюме от 13 октября 2015 года указывает, что Хойнес работал с одним из соавторов, в то время как процесс обзора продолжался). Это большой нет-нет. Редактор, выборочно выбирая, какие судьи рассмотрят документ, имеет большое влияние на то, как получается «процесс экспертной оценки». Хороший редактор чувствует, как конкретные экономисты будут реагировать на конкретные виды работ, так что, выбирая правильных обозревателей, редактор может «подтолкнуть» окончательную оценку в определенном направлении. Конфликт интересов настолько велик и настолько очевиден, что AER написал...

+++

Прервемся, упомянутая статья, благополучно вышедшая в главном флагмане экономической “науки”,
за всего лишь одну статью в котором дают полный и безусловный теньюр где угодно кроме топ-пяти университетов,
является полным плагиатом давно опубликованной в медицинской литературе статьи, с теми же данными,
и теми же выводами, но с обычным для экономистов апломбом, что они дескать “умеют лучше работать с данными”,
разумеется без всякого на это в данном случае основания.

Плагиат, да, полный и абсолютный, одобренный вот этим вновь испеченным и особо подчеркнутым американским академиком Хилари Хойнс.
Продолжим цитату.

+++

Дэн Хамермеш, которого я знаю с тех пор, как закончил школу, написал ряд очень интересных и широко читаемых статей о профессиональном этикете. Я отправил ему по электронной почте несколько дней назад, чтобы узнать, что он думает по этому поводу. Он дал мне разрешение полностью ответить на его ответ:

1. Хойнес должен был отказаться от себя. Я не знаю, написала ли AER правила для соредакторов, но они не должны нуждаться в них на чем-то, что кажется настолько вопиющим. Для меня очевидно, что редакторы должны иметь отношение к жене Цезаря, так что, если даже может быть хоть малейший намек на фаворитизм, они должны отказаться от себя. Она потерпела неудачу.

2. Открыв проблему с тем, что является, по существу, двойной публикацией, Хойнес должен был поклониться и попросил главного редактора все время обрабатывать, включая решение о том, отказаться или отклонить документ в свете новой информации. Очевидно, она тоже не справилась с этим.

3. С учетом этих двух неудач, что делать? Я не уверен, что ответ на это, учитывая неявное обещание принять эти молодые авторы.
Это разумные точки. Я бы добавил еще один. Какой большой скандал? Тот факт, что Хойнес не отказался от обработки бумаги изначально? Или тот факт, что руководство AER на самом деле не затронуло этические ошибки? Поскольку в наши дни слишком распространено, когда важные люди делают что-то неправильно, головы больше не катятся. Кто-нибудь будет удивлен, если в какой-то день люди вовлечены в вопрос об извинениях, не являющихся извинениями, которые говорят всем, что пришло время двигаться дальше? Как кто-то знаменито сказал: «Какая разница, на данный момент, это делает?

Позвольте мне вернуться к домашнему животному, который мотивировал это длинное разглагольствование. В следующий раз, когда вы услышите о «профессиональном консенсусе в рецензируемых исследованиях», сделайте так, как я. Бросьте глаза. Кто знает, что входило в приготовление этой особой колбасы? И это предупреждение применяется в десять раз для рецензируемых исследований в любом политически заряженном субъекте.

<< Previous Day 2018/07/17
[Calendar]
Next Day >>
About LiveJournal.com