golos_dobra (golos_dobra) wrote,
golos_dobra
golos_dobra

Categories:

распространенность бреда резко возрастает.

Над штатами уже скоро не одна, а две здоровых озоновых дыры будет.
С большой помпой растрезвонили, что якобы озоновая дыра “рассосалась”, ан нет.

Уровень озона чрезвычайно низкий.

Скажете, а как же Бразилия, задвинувшая Россия на третье место в гонке,
или набирающая требуемый процент Индия?

Слушайте, ну мы же часто и долго обсуждали проблемы однофакторных моделей и
пространства размерностью больше одного, правда?

Так что нелепый вопрос, как и тупые дискуссии где лучше трамп.

На улицах вместо использованных презервативов лежат использованные маски -
вот это я считаю реальный прогресс человеческой цивилизации, явный и зримый.
Та самая “сингулярность” о наступлении которой так долго твердили
не очень умные из белковых самих по себе так себе умом.

По ночам будит здоровая перестрелка, впрочем теперь уже и днем тоже -
без разницы, но ночью почему-то полицейские сирены быстрее все равно взрываются в ответ.

Ничего, вот скоро начнут продавать баллоны с чистым от вируса воздухом
дышать - тогда и заживем, правда? Ну а что, приучили же белковых
душить себя галстуком, да еще и деньги за это платить, лакать воду
не из чистого ручья, а из пластиковых бутылок с доплатой за “итальянское”,
разуваться и раздеваться перед полетом итд итп.

Вот так и баллоны “с чистым воздухом горной Швейцарии”, или там
“томно тропическим органической Амазонии”. ВВП пойдет вверх на
второй космической - мечте либерализма ведь, чтобы воздух стал платным,
это просто омега всего развития мировой либеральной цивилизации будет.

Тем более, что психические расстройства от вируса - это уже ТЕМА...

«COVID-19 - фабрика делирия»
В новом документальном фильме из Атлантики выжившие после коронавируса описывают пугающий опыт в отделении интенсивной терапии.


35-летняя оставшаяся в живых COVID-19 Лия Бломберг не помнит, чтобы ее доставили в отделение интенсивной терапии, где она провела 18 дней, борясь за свою жизнь на вентиляторе.

То, что она помнит, гораздо более травматично.

«Я проснулся от чего-то, чего я никогда не мог себе представить», - сказал мне Бломберг. Медсестра стояла над больничной койкой с пилой, отрезав ей руки и ноги. Бломберг помнит, как кричать о помощи. В какой-то момент она попыталась коснуться своего лица - и с ужасом поняла, что только половина ее черепа не повреждена.

«Я была уверена, что они пытались меня убить», - сказала она.

Такие опыты, как у Бломберга, распространены среди пациентов в отделении интенсивной терапии. Дыхательная недостаточность, от которой страдают наиболее тяжело больные пациенты с COVID-19 - острый респираторный дистресс-синдром (ARDS) - требует искусственной вентиляции легких. Восемьдесят процентов пациентов, находящихся на аппарате ИВЛ, страдают от галлюциногенного состояния, известного как делирий ICU, во время которого они формируют ложные и часто пугающие воспоминания. Поскольку эти бредовые воспоминания основаны на реальных стимулах, они более яркие, чем кошмарный сон - по словам Джесси Вандерхуфа, они чувствуют себя «настолько реальными, насколько реальны».

Вандерхуф, который был госпитализирован для лечения COVID-19 и провел неделю на аппарате искусственной вентиляции легких в отделении интенсивной терапии, вспоминает о своей смерти. «У меня были такие галлюцинации, когда я терял сознание - очень медленно падаю», - сказал он мне. «Я помню, что у меня были такие мысли, как:« О, я умираю, и мне будет больно, когда я ударюсь лицом о землю ». В какой-то момент Вандерхуф увидел свои собственные похороны. «Это было действительно травматично», - сказал он. «Я помню свою маму на похоронах».

Многие пациенты отделения интенсивной терапии испытывают заблуждения, связанные с их смертью, которые часто характеризуются мучительными сценариями, включающими пытки или нападения. Во многих отношениях это имеет смысл, сказал мне Джим Джексон, психолог из Центра реанимации в отделении интенсивной терапии Медицинского центра Университета Вандербильта. Испытывая острую дисфункцию головного мозга от делирия, пациенты пытаются создать повествование, отражающее реальную боль и стресс их окружения. Проблема в том, что разум превращает реальность во что-то гораздо более страшное.

«У нас были больные пациенты, которых доставили в центр визуализации в больнице для проведения МРТ», - сказал мне Джексон. «Поскольку их толкают в аппарат МРТ - вполне уместно, - они убеждены, что их переносят в печь, потому что эта машина МРТ в своем уме имеет некоторое смутное сходство с духовкой». Джексон часто видит это заблуждение в своей работе в реанимационной клинике. Он также регулярно видит пациентов, которые неправильно помнят процедуру с использованием катетера как сексуальное насилие.

«Вы не можете говорить людям:« С вами этого не произошло », - сказал мне Роберт Оуэнс, врач по лечению легочных заболеваний в Калифорнийском университете в Сан-Диего. «Вот что они помнят. И поэтому это может быть очень трудно лечить ».

[Читайте: какова жизнь после снятия с вентилятора]

Несмотря на то, что нейронаучная причина делирия плохо изучена, его возникновение, вероятно, связано с сочетанием факторов, включая гипоксию - кислородное голодание мозга - и использование седативных средств.

«Приглушенный, спокойный, умиротворенный вид [усыпленных пациентов] можно принять за сон, когда на самом деле их мозг горит», - говорит Майур Б. Патель, врач-травматолог, который исследует дисфункцию мозга и критические заболевания. (Патель и его команда в Университете Вандербильта в настоящее время изучают умерших пациентов ОИТ, в том числе тех, кто умер от COVID-19, чтобы узнать больше о том, что случилось с их мозгом.)

«Раньше мы думали, что предоставление пациентам седативных препаратов защищает от долговременных посттравматических явлений», - сказал мне Джо Биенвену, доцент психиатрии в Johns Hopkins. «Но оказывается, что, если что-нибудь, противоположное, кажется, имеет место».

Недавняя тенденция в области интенсивной терапии заключалась в том, чтобы свести к минимуму успокоительные средства, насколько это возможно. Врачи стараются избегать бензодиазепинов, класса седативных средств, которые, как известно, особенно делириогены. Но широко распространенная нехватка лекарств сделала это невозможным. Вдобавок ко всему, многим пациентам с COVID-19 требуется длительная вентиляция, а это означает, что они должны быть успокоены дольше, а часто и тяжелее.

Пандемия вынудила врачей отказаться почти от всех основанных на доказательствах вмешательств, которые могут уменьшить бред, по словам Уэса Эли, профессора легочной и критической помощи в Медицинском центре Университета Вандербильта. В результате, распространенность бреда ОИТ у пациентов с COVID-19 резко возрастает.
Subscribe

  • выйду на улицу, солнца нема

    Еще не пришло все РАСКРЫТЬ ВСЕ. Но уже можно сказать кое что... Ибо возможности наши уже не планетарного, нет, они воистину космического размаха...…

  • маразм крепчал

    МОСКВА, 15 апр – РИА Новости. Более 10 кораблей Каспийской флотилии, в том числе малые ракетные корабли, вышли в Каспийское море в рамках…

  • спокойствие, только спокойствие

    Атараксия (греч .: ἀταραξία, от альфа-приватив («а-», отрицание) и тараче «беспокойство, беспокойство»; отсюда «невозмутимость», обычно переводимая…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 22 comments

  • выйду на улицу, солнца нема

    Еще не пришло все РАСКРЫТЬ ВСЕ. Но уже можно сказать кое что... Ибо возможности наши уже не планетарного, нет, они воистину космического размаха...…

  • маразм крепчал

    МОСКВА, 15 апр – РИА Новости. Более 10 кораблей Каспийской флотилии, в том числе малые ракетные корабли, вышли в Каспийское море в рамках…

  • спокойствие, только спокойствие

    Атараксия (греч .: ἀταραξία, от альфа-приватив («а-», отрицание) и тараче «беспокойство, беспокойство»; отсюда «невозмутимость», обычно переводимая…