golos_dobra (golos_dobra) wrote,
golos_dobra
golos_dobra

Часть Третья: Почему Дважды Два не Четыре

Когда Антон и Егор поделили между собой и другими сотрудниками кафедры учебную нагрузку
по курсу общей физики они конечно спокойно могли относиться к этому как к неприятной и
досадной "обязаловке". Вместо этого для них это стало ключевым механизмом для отбора
будущих кадров подлинно меритократического характера, с тщательным просеиванием
этой довольно низкого в общем качества руды в поисках крупиц ценного материала.
В первую очередь надо было наладить исправно работающие критерии первичной оценки материала.

Состояние дел было достаточно жуткое. Разные кафедры выбирали разные задачники,
от буквально что уровня техникума, до вполне нормальных. И даже внутри кафедры
постоянно разные преподаватели разбирая задачи из одного и того же задачника получали
совсем разные решения, что оправдывалось "опечатками" в ответах.

Первым делом Антон и Егор совместно решили определиться с задачником. Собственно выбор
был между задачником "физтеха" и задачником "мгу". Выбрали задачник "мгу", потому что
задачник физтеха был нашпигован "трюками", такими на нынешнем языке брейнтизерами,
излюбленными квантами волл-стрита. Решение задач нисколько не продвигало общее
понимание студентом материала, более того одни и те же трюки кочевали из задачи в задачу, и
более сложные из них отличались просто большим количеством трюков, которые требовалось
соединить друг с другом. Задачник "мгу" был более последователен и концептуально строен,
с каждой новой задачей раскрывал более глубоко изучаемые темы с минимальным акцентом
на собственно трюкачество.

Выбрав задачник, Антон и Егор совместно с прочими преподавателями прорешали
сами все задачи от корки до корки, чтобы отделить реальные опечатки от просто
ошибок решения, каждый кто вел решение задач был обязан соответственно прорешать
все. Эта культура продержалась довольно долгое время и частично даже проникла на другие
кафедры, куда устроились работать люди, прошедшие тренинг у нас. Правда там сразу
возникли внутренние конфликты, потому что студенты стали замечать разницу - у наших
преподавателей ответы в разборе задач всегда сходились, у других преподавателей
в том же задачнике были сплошные "опечатки". Надо сказать, люди бывают довольно
изобретательны в оправдании своего собственного скудоумия, характерный бывает
вопрос на интервью

-почему дважды два не четыре?

Конечно в более навороченной форме с использованием трансцендентных функций,
но суть проста - посмотреть как начнет воспарять в облака фантазии человек совсем
слабо знающий азы. Правильный ответ конечно - дважды два вовсе даже и четыре.

Но в жизни правильные ответ часто был совсем другим.

В один день меня вызвали в деканат и сказали,

-ты поедешь на студенческую олимпиаду северокавказского округа в Грозный с Юрой и Арамом.
-может не надо?
-надо, к тому же там в этом году пробуют новый формат с "компьютерной частью", так что давай,
собирайся.

Юра был мой хороший знакомый, параллельного потока,
с украинской фамилией, но конечно еврей,
с очками толще моих и страстным увлечением горным туризмом. Из недельных
походов он приходил какой-то весь исцарапанный но сильно довольный, физически
был неплохо развит, даже ездил в стройотряды летом.

Арам был крошечный совсем армянин, его я вообще не знал, да и был он моложе, не по возрасту
сравнимо с моим, но по курсу.

Делать было нечего, загрузились в поезд, поехали.
Ехать было долго, направление совсем не московское, поезд часто вставал надолго.
Наконец показался Кавказ, вскоре мы прибыли в Грозный.

Сам город плохо помню, стандартные панельные дома, похожие на советские, но ущербно
даже для советских домов кое-как собранные, вокруг панелей обычная горская жизнь, слабо
изменившаяся за последние тысячи лет.

Между панелями ходили экзотически красивые чеченские девушки, сами по себе, одетые
зримо настолько дорого в разный импорт, что это само по себе было лучшей защитой -
сразу становилось ясно что за ними стоят люди совсем не простые.

Помню, вышли мы на какую-то просторную площадь, которую надо было пересечь.
Никаких парков, никакой живой растительности, весь город какой-то серый,
особенно по контрасту с нашим.

Вся площадь густо покрыта кластерами сидящих на корточках бородачей в одноцветно серых
одеждах, от юношей до глубоких стариков. Все сидят на корточках, не шевелясь, и редко-редко
что-то кричат гортанным голосом. И это посреди рабочего дня, вызывало ощущение сильно
чужой реальности.

Наконец нашли мы общежитие, постучались. Никто там ни о какой олимпиаде не знал.
Куда селиться было непонятно, в общежитии свободных мест естественно не было.
Куда делиcь прочие команды никто не знал.
Наконец, через несколько часов появился немного владевший русским ингуш,
он бурно захлопал руками и пообещал разобраться, повел нас на третий этаж и велел ждать
его там в прихожей. Двери комнат были почти все выбиты и кое-как заклеены. В углу стояла пара
железных сеток от кроватей, на которые мы и присели. Смеркалось. Из комнаты напротив
вынесли еще пару сеток, видимо освобождая место, там глухо ритмично застучал барабан, потом в такт ему
ударил второй, начались танцы и песнопения, люди
праздновали чей-то день рождения.

Наконец вернулся ингуш, сказал что комнаты он нам не нашел, но есть место на полу в двух комнатах -
нам надо разделиться, и вот совсем прилична одному из нас будет в одной комнате, а в другой
места больше, но порушено все.
Нам с Юрой было неудобно перед Арамом, но мы все-таки знали друг друга,
мы взяли сетки и под унылый стук барабанов
пошли по своим комнатам, договорившись встретится у входа рано утром.

На следующее утро Арама мы не обнаружили. Мы поднялись обратно к его комнате и долго стучали.
Наконец выглянул хмурый заспанный ингуш и сказал

-ваш Арам уехал домой на раннем поезде
-ЧТО?
-ну, обиделся он
-ЧТО?
-да, какой-то нервный он у вас, шуток не понимает

Мы переглянулись с Юрой и точно решили больше не разделяться по разным комнатам ни при каких условиях.
Потом мы пытались добиться у Арама что там у них произошло, он не делился подробностями.

Полтора дня решения задач слабо запомнились.
Местный университет был хоть и сильно побитый, но начинен техникой даже лучше нашего.
Много было евреев, и среди преподавателей, и среди студентов.
В те времена многие профессора из лучших вузов Москвы "тянули срок" в университетах
республик Северного Кавказа, дожидаясь истечения годности режимного допуска перед отбытием в Израиль.
Уровень местной науки и преподавания они за это время подняли довольно заметно.

Наступило время подведения итогов олимпиады.
На первых двух местах оказались дагестанцы, они всегда побеждали в этих олимпиадах.
На третьем месте, открывавшим путь дальше, "на союз", был местный Давид.
Четвертое место дали мне, к чему я отнесся совершенно спокойно, никаких совершенно
возможностей пройти "на союз" я и раньше не имел, и сейчас не ожидал. Всегда есть возможность
скостить баллы за "неполное" решение задачи и тому подобное.

Вдруг, внимание мое обострилось. Председатель жюри сказал:

-Ну вот, задачу номер пять не смог даже начать решать никто!
-ЧТО?
-Никто

Я хорошо помнил что задачу пять я не просто решил, а решил абсолютно точно,
потому что задача мне понравилась, она действительно была сложная и я убил
почти все отведенное время именно на нее. Я также был уверен что и закодил
задачу верно.

-Послушайте, попытался привлечь внимания членов жюри, всех из местного университета.
-Я ведь решил эту задачу.
-Что, нет-нет, мы все тщательно проверили, у тебя совсем не тот метод решения
-да это то же самое что у вас в решении, только дуальный метод, результат один и тот
же должен быть.

Члены жюри начали перекидывать листок бумаги с моим решением друг другу,
склоняя головы, что-то бормоча. Явственно было слышно

-это что получается, если мы засчитаем решение, он делит первое место с дагестанцем и
Давид вообще не проходит?...

Встали, подошли к нам, говорят

-у вас же поезд отходит скоро, так?
-да, еле успеваем
-ну вы езжайте себе спокойно домой, мы тут разберемся и сообщим вам в деканат, вы там спросите потом.
-ЧТО?
-ну или хотите оставайтесь, правда у нас в общежитии сложно с местами.

Оставаться не хотелось, особенно мне одному без Юры,
ему оставаться точно было не за чем, прошли на вокзал и уехали обратно, в Советский пока еще Союз.

Через месяц в деканат пришла бумага с почетной грамотой для меня как победителя компьютерной части олимпиады с
почетным третьим местом без права выхода "на союз".
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 3 comments